Поздняков Евгений

учащийся 7 класса г. Николаевск-на-Амуре

Мудрый нивх

Тонкий, но назойливый луч света забился в окно. Пробираясь через рабочий стол, через коллекцию книг о природе, он дошел до цели. Старый лесничий Азмун попытался прикрыть лицо рукой. «Природный будильник» оказался сильнее и добился своего. Мудрый нивх встал.

Азмун гордо распрямился, и выглянул на улицу. «Эх, земля дальневосточная!» – подумал нивх. Шестьдесят лет он здесь прожил, а она все такая же красавица. Зеленая трава все так же щекочет ноги, солнце так же слепит глаза, а батюшка Амур все такой же величавый.

Азмун был самым старым жителем деревушки. Но, несмотря на свой возраст, он был в хорошей физической форме. Его борода являлась предметом зависти многих деревенских подростков, которые считали её признаком большого мужества.

Часто Азмун приходил в школу к детям. «Передавать полученный опыт новому поколению – наша задача!» – смеясь, говорил нивх. Любил рассказывать им об охоте на кабана, о том, как с бабушкой собирал грибы в тайге, и о многих других житейских мудростях. Ребята любили его и называли дядя Азмун. Учителя с удовольствием уступали ему один урок, а для учеников это был настоящий праздник.

Кинув чагу в котелок, он поставил его на огонь и стал ждать, пока заварится чай. Многие не понимали, как человек в 21-ом веке не пользуется плодами технического прогресса. Азмун так и жил: не смотрел телевизор, потому как не верил он тому, что там показывают, не пользовался компьютером, так как не любил он этот технический прогресс. Все это было создано человеком в порыве лени. Нравилось ему все делать по старинке, как делали его предки. А как же еще??? Они побольше нас знали, а мы забыли их мудрые советы.

Вода закипела, и, наполнив кружку чаем, он блаженно сделал несколько глотков. «Ммм… какой вкус! Прям как бабушка в детстве заваривала», – подумал Азмун. Вспомнив о самом близком человеке, по щеке побежала слеза. Родителей он лишился рано, в четыре года. Тогда в их доме случился страшный пожар. Казалось, что уже они все добежали до выхода, но проклятая балка, упавшая с потолка, придавила любимых маму и папу. Маленький Азмун не понимал, что случилось. Он присел рядом с родителями, пытаясь их поднять. Языки пламени уже подбирались и к его телу. Но чьи-то сильные руки выхватили его из этого огненного ада. Он кричал и вырывался, пытаясь вернуться к любимым родителям. Руки вытянули его наружу, и он увидел лицо своего спасителя. Это была его бабушка.

Поэтому бабушка оказалась самым близким человеком для Азмуна. К сожалению, десять лет назад она умерла. Для лесничего это было самое большое горе за всю его жизнь. В течение двух недель он не выходил из своего маленького домика. Так бы и сидел нивх там, если бы однажды во сне к нему не пришла бабушка и родители. Они сказали ему, чтобы он не опускал руки, не терял времени зря и прожил свою жизнь достойно. На следующий день нивх встал рано утром и не выпивая чай, побежал к Амуру рыбачить. После рыбалки Азмун положил на поляну в лесу корм для животных. Домой он вернулся поздно, уставшим, но довольным. Перед сном мысленно поблагодарил Бога за эту недолгую, но значительную встречу с родными. Вытерев скупую мужскую слезу и избавившись от нахлынувших воспоминаний, лесничий погрузился в крепкий и спокойный сон.

Жизнь возвратилась в привычное русло. Ранним утром, набрав в старую флягу свежего чая, он отправился на берег Амура. Усевшись на берегу реки, он блаженно закинул удочки в воду и стал ждать улова. Он очень любил это место. Сколько воспоминаний было связано с ним. Еще мальчишкой с друзьями они ловили здесь рыбу, а иногда устраивали соревнования: кто дальше заплывет. Начинался рассвет. Азмуна всегда удивляла красота солнца. Прошло столько времени, столько веков! Много вещей потеряло свою обаятельность, а оно, величественно поднимаясь, каждый день говорило: «Я – здесь. И я здесь главное!».

Солнце, поднимаясь выше и выше, осветило амурские берега. «Да… Наши, дальневосточные земли, практически единственные, сохранившие свой первозданный вид. Везде понастроили небоскребы, огромные заводы и повырубили леса… А амурские долины стоят, и по-прежнему завораживают своей красотой», – подумал лесничий.

На воде заиграли поплавки. Рыбалка началась. С таким удовольствием Азмун не ловил рыбу уже давно. «Отличный улов!» – отметил про себя лесничий. Собрав снасти и сложив добычу, Азмун прилег на траву. Снова нахлынули воспоминания. Он вспомнил свою первую удочку, сделанную своими руками. Мальчишки смеялись и говорили, что она сломается во время первой же рыбалки. Утром друзья пошли на берег Амура и Азмун к всеобщему удивлению поймал большую рыбу, из которой бабушка сварила вкуснейшую уху. Вкус той ухи Азмун помнит до сих пор. Но, несмотря на шутки и недоверие друзей та удочка оказалась очень фартовой. Маленький Азмун почти всегда имел самый большой улов среди сверстников. Та удочка до сих пор цела, и хранится в сарае, как талисман удачи.

Встав с травы, лесничий понес свою добычу в деревню. Азмун шел по знакомым улицам. Со всех сторон к нему сбегалась ребятня. Все кричали:

– Дядя Азмун идет!

Дойдя до центральной улицы, он сбросил тяжелую ношу на траву. Стайка ребятишек стала задавать ему свои вопросы. Азмун с улыбкой выслушивал их и мудро отвечал.

– Дядя Азмун, вы на рыбалку ходили? Да?

– Да, Мишка. А что, со мной порыбачить хотел?

– Да, хотел. Но просто времени договориться не было, – с унынием сказал малыш.

– Ух ты! Сколько вы рыбы наловили! – кричали с восхищением дети.

– Да, ребята, это вы верно подметили. Батюшка Амур сегодня щедрый. Эй, Мишка, да ты расстроился что ли? Не унывай, мы с тобой завтра порыбачим.

– Правда? – с надеждой спросил мальчик.

– Ну, конечно, правда. Разве я когда-нибудь тебя обманывал?

– Нет…

– Ну вот! А сейчас беги домой и рыбы маме прихвати.

– Спасибо, дядя Азмун. До завтра!

– Пока, Мишка!

Вдруг раздался пронзительный крик. Это кричал Ургун. В деревне все знали его как спокойного и уравновешенного человека. Как и Азмун, он тоже не очень признавал достижения технического прогресса и до сих пор для передвижения по зимним дорогам использовал ездовых собак. Его собаки были известны на всю округу и являлись особой гордостью этого человека. Он любил их как детей и души в них не чаял. На его крик сразу же обратили внимание все те, кто находился на улице. Люди двинулись к нему на встречу.

– Успокойся, Ургун, успокойся. Расскажи спокойно, что случилось? – сказал лесничий.

– Беда. Собаки, мои собаки. Бедные, родные мои, – истошно кричал Ургун.

– Что собаки, что с ними? – спрашивали вокруг люди.

– Тигр, тигр задрал двух собак, а вожака подрал. Не знаю, выживет или нет?

– Тигр? Откуда ему здесь взяться? Пойдем, посмотрим, – сказал Азмун, положив руку на плечо Ургуна. И они пошли к его дому.

Ургун жил на самом краю деревни, рядом с лесом. Для своих знаменитых собак он соорудил просторный загон. Войдя во двор, Азмун с соседом побежали к загону, и уже издалека лесничий увидел, что случилось непоправимое. Забор со стороны леса был повален, на траве лежали два окровавленных собачьих тела, раненый вожак лежал в стороне и жалобно скулил. Оставшиеся в живых собаки стояли у изгороди и лаяли в сторону леса. Мужчины подошли к перепуганным собакам. Азмун присел на корточки и стал гладить их. Его опытный взгляд упал на едва заметные бурые пятна, которые тянулись в сторону леса: «Да, неспроста тигр пришел к людям» – подумал лесничий.

– Посмотри, Ургун. А ведь это кровь. Тигр – то раненый. Давно так близко они к нашей деревне не подходили. Вероятно опять, браконьеры в наши края повадились. А ты успокойся. У вожака твоего рана не очень серьезная. Я его к тетушке Наук отнесу. Травница она знатная – и не таких на ноги поднимала. А ты, Ургун, тем временем собак земле придай – умницы они у тебя были, верой и правдой служили, – Азмун взял израненную собаку на руки и отправился к тетушке Наук.

– Дядя Азмун! Дядя Азмун! – навстречу, запыхавшись, бежал Мишка.

– Вы куда это идете? Можно с вами?

– Нет, Мишка, лучше домой иди. Извини, Мишка, не до тебя сейчас. И с рыбалкой завтра не получится. Дела у меня, дела. Их нельзя откладывать. А на рыбалку с тобой в следующий раз сходим. Обязательно. А сейчас беги. Пока, Мишка, пока, – Мишка понимающе смотрел в след уходящему Азмуну. А на лесничего опять нахлынули воспоминания детства. Он вспомнил свою бабушку. Именно она учила, тогда еще молодую, тетушку Наук премудростям лекарства. Жизнь в деревне тогда была совсем другая: детворы было очень много, люди строили новые дома и из деревни не уезжали. У каждого были свои мечты, но, увы, не все они сбылись. Погруженный в свои мысли, Азмун дошел до родника. Значит и до дома тетушки Наук осталось совсем немного. А родник этот все так же, как и в детстве шумел, и угощал всех прекрасной ключевой водой.

Лесничий подошел к калитке и постучал. На стук выглянула тетушка Наук, и обрадовалась, увидев Азмуна. Но, открыв калитку, и увидев на руках окровавленную собаку, она сразу же все поняла: «Заноси в дом. Положи на лавку, а сам иди. Я все сделаю сама».

Уходя со двора тетушки Наук Азмун услышал писк.

– А кто это?- спросил Азмун.

– Да моя Найда ощенилась. Вот, не знаю, кому отдать, а утопить рука не поднялась – грех это.

– Давай я заберу, и Ургуну отдам. Нужны ему сейчас будут хорошие собаки.

– Бери. Ургун собак любит. В хорошие руки отдаю. Иди, Азмун, а мне пора.

Лесничий наклонился и взял на руки два небольших пушистых комочка. Он почувствовал, как быстро бьются их сердца. Видимо, щенки его немного испугались.

– Тише, малыши. Я отдам вас хорошему и доброму хозяину. Он никогда не обидит вас, – с этими словами Азмун вышел со двора тетушки Наук и отправился на окраину деревни, к дому Ургуна. Щенки быстро освоились в больших ладонях лесничего, с интересом разглядывали все вокруг, обнюхивали Азмуна, тыкаясь своими мокрыми носами в его руки. Он наблюдал за ними с улыбкой на лице.

– Ну что? Освоились? Скоро увидите своего нового хозяина.

Азмун вошел во двор Ургуна. Хозяина здесь не было. Лесничий нашел соседа в собачьем загоне, с лопатой в руках. Глаза Ургуна были мокрыми от слез.

– Все, Азмун. Похоронил я своих собачек. Да и за вожака уж больно беспокоюсь.

– За вожака не беспокойся. Тетушка Наук поставит его на ноги. Не успеешь оглянуться, сам к тебе прибежит. А это тебе подарок от травницы. Держи – расти и воспитывай. Тетушка их тебе без разговора отдала – знает, как ты к собакам относишься.

– Ух ты! Чудо какое! Обязательно отблагодарю её. Тетушкина Найда – отличная собака.

Попрощавшись с Ургуном, Азмун пошел домой. Мысль о нападении тигра не давала лесничему покоя. Давно в этих амурских местах не случалось такого. Даже по приходу домой эта мысль все так же беспокоила лесничего. Азмун знал из опыта, что раненный тигр представляет опасность, и его приходы в деревню могут продолжиться. Он решил, что завтра утром, сделав в лесу свою обычную работу, обязательно обойдет известные ему таежные места, где он раньше встречал хозяина амурской тайги.

Лесничий достал свой рюкзак и принялся собираться в дорогу. Сон все равно не шел.

Через час рюкзак был собран. Нашлось место в нем и лечебному бальзаму, приготовленному из нижнеамурских трав. Такое снадобье готовила еще бабушка Азмуна. Многих людей она своими лекарствами выходила и на ноги поставила. Кое-чему и Азмун у неё научился. Он еще раз проверил свое оружие. Как всегда оно было в полном порядке. Помимо простых патронов, Азмун приготовил и усыпляющие. Закончив последние приготовления, лесничий погрузился в спокойный сон.

Проснувшись на рассвете и выпив крепкого чая Азмун, взяв свое снаряжение, пошел к лесу. Добравшись до поляны, лесничий подсыпал корм для животных. Теперь его путь лежал вглубь тайги, к тем местам, где, по его мнению, мог находиться раненный тигр. Лесничий зарядил ружье усыпляющими патронами и пошел дальше. Азмун хорошо знал эти места. Еще вместе с бабушкой он ходил сюда по грибы и по ягоды, вместе собирали лекарственные травы и просто любовались нижнеамурской природой. Шел он уже довольно долго. И все время ему казалось, что за ним кто-то наблюдает. Вдруг за спиной у Азмуна послышался хруст поломанной ветки. Он остановился, оглянулся, вскинул ружье и стал внимательно всматриваться сквозь деревья и кусты. «Тигр», – мелькнуло в голове у лесничего. Но видимо и тигр, почувствовав опасность, сильно прихрамывая на заднюю лапу начал уходить вглубь тайги. Лесничий прицелился и выстрелил в раненное животное. Сделав несколько шагов, тигр пошатнулся и упал.

Выждав несколько минут, Азмун подошел к уснувшему раненному животному. Тигр спал – снотворное сделало свое дело. Лесничий сразу увидел большую рану на задней ноге бедного животного. «Все ясно. Вот почему ты приходил в гости к людям» – подумал про себя Азмун. Он достал из рюкзака все необходимое, для того, чтобы оказать помощь тигру. Вытащив пулю, он обработал рану. Тигр спал спокойно. Азмун намазал рану своим лечебным бальзамом и заклеил её пластырем. «Ну, вот и всё. Теперь ты поправишься. И я надеюсь, ты не будешь нас беспокоить, а заживешь своей нормальной жизнью», – подумал лесничий. Время действия снотворного подходило к концу. Азмун собрал рюкзак и с легкою душой отправился в обратный путь.

Домой лесничий вернулся под вечер. Он очень устал, но был доволен собой, так как сделал такое важное дело – вернул тайге редкое животное. Уснул Азмун с чувством выполненного долга и крепко проспал до самого утра.

Прошел месяц. Набегов на деревню больше не было. Жизнь текла своим чередом. Азмун, как обычно следил за порядком в лесу, подкармливал животных. Однажды, находясь на своей поляне, он встретил тигра. Страх овладел им. Человек и животное смотрели друг на друга. Азмуна удивил этот тигриный взгляд. «Старый знакомый? Живой? Ну, слава Богу», – подумал мудрый нивх. Царь амурской тайги, гордо и величаво, с благодарностью в глазах подошел к человеку, спасшему ему жизнь. Чувство страха почему-то покинуло Азмуна. Тигр, своим шершавым языком лизнув руку своего спасителя, отправился в свои владения.

А в деревне еще долго говорили, что люди не раз видели тигра у опушки леса, который гордо и величаво смотрел в сторону деревни, словно охраняя её.

РАЗГОВОР С ПРИРОДОЙ

– Что там, Дмитрий Анатольевич? Всё так же плохо? – взволнованно спрашивал юный стажёр метеорологической станции Петр Ливанов.

– Эх, Петька… Пока, что так… Сразу несколько видов активности: сейсмическая, магнетическая, солнечная! Даже не знаю, чем всё это закончится… – сказал в задумчивости Дмитрий Анатольевич.

– Если эта активность нарастает уже три дня, то должен быть её пик. Интересно, сколько же у нас есть времени до этого момента?

– Петька, Петька! Ты как всегда прямолинеен? Кхе! – Дмитрий Анатольевич засмеялся, а его крупная седая борода немного колыхнулась. – Хоть что-то в это суровое время остаётся неизменным.

Начальник метеостанции тяжко вздохнул: – Когда природная активность будет максимальной, со стопроцентной точностью сказать невозможно, но по предварительным данным около месяца у нас есть.

– Месяц?! – новость взбудоражила Петра, – что мы успеем сделать за этот чёртов месяц?

– Послушай, я даже не знаю, смогли бы мы подготовиться к концу света, если бы знали о нём за целый год.

– Да дело даже не в этом! Чего можно добиться за месяц? Все говорят, что «время бесценно», а каким же станет этот сентябрь? Возможно, именно этот промежуток времени принесет людям счастье, а через несколько дней они могут стать жертвами страшного землетрясения. Ты знаешь, я не верю, что правительство не может предпринять нужных действий! Я уверен, сейчас толстый дядька из парламента смотрит свою любимую телепередачу, а в судный час он спокойно спустится в катакомбы!

В кабинете настала неловкая пауза. Дмитрий не знал, что можно ответить, но в конце концов он поддержал диалог.

– Но что же мы можем сделать?

Пётр спрыгнул со стула. Последняя реплика собеседника явно вывела его из себя.

– Разумеется, мы не политики. За нашими спинами нет тысячных армий, а наши лица никогда не появятся на страницах энциклопедий и учебников, но мы должны делать всё, что в наших силах. Это наш город, наша страна. Это наш мир! И в нём живёт восемь миллиардов людей, обычных людей. Не зная ни о чем, они спокойно живут и дожидаются своей участи. Но изменить эту планету в наших силах! Историю творят не политики, а народ. Мы уже не раз убеждались в этом! – Петя подошёл к вешалке и снял с неё куртку. Открыв дверь, ведущую на улицу, он обернулся и сказал самую жёсткую фразу диалога.

– Я думаю, что могу на тебя рассчитывать…- с этими словами стажёр громко хлопнул дверью.

– Эх, Петька. Никак ты не поймешь, что идеалисты живут в два раза меньше. А тебе всегда больше всех надо, – негромко сказал Дмитрий Анатольевич.

***

Сон долго не шёл. Пётр мысленно обдумывал последние полученные данные. Он давно задумывался о том, что люди перестали ценить и любить Землю. Они попросту растрачивали все её ресурсы, беря от неё всё и ничего не давая взамен. А ведь даже самого терпеливого человека можно вывести из себя. Вот это случилось и с нашей планетой! Земля вырвалась из-под контроля назойливого человечества и решила убить своё детище. Как жаль, что мы не умеем разговаривать с природой! Скольких катастроф и бедствий мы смогли бы избежать?

Тщетно пытаясь заснуть, Пётр решил проверить свою электронную почту. Дождавшись загрузки, он кликнул по знакомому ярлыку. Технический прогресс! Многие думают, что с его помощью мы выйдем на новую ступень эволюции, но на самом деле люди лишь усиливают процесс деградации… Раньше человек всё время проводил на улице, был сильным и выносливым порождением этой вселенной. А что сейчас? Половина детей рождается с врожденными пороками или мутацией, а взрослые люди чаще имеют жировые отложения вместо мышц…

В электронном почтовом ящике одно непрочитанное письмо.

– Интересно, от кого оно? А, от Дмитрия Анатольевича.

«Петя, сейчас наверное ты спишь, но наш сегодняшний разговор оставил не очень приятный осадок. Негоже друзьям ругаться, тем более в такие времена. Я тут подумал, может быть махнём на рыбалку? Хоть как-то расслабимся. Завтра в восемь я заеду за тобой – будь готов».

Рыбалка? В такой тёмный миг для человечества? Ну, пожалуй, Дмитрий Анатольевич прав. В такие времена люди, как никогда, должны держаться ближе друг к другу. И действительно, ссориться сейчас было бы по меньшей мере глупо. Поэтому Петр решил согласиться на предложение старшего товарища и начал готовить снасти для завтрашней рыбалки. Собрав все необходимое, молодой человек почувствовал, что все беспокойства текущего дня прошли, и он лег спать. Но сны его не были такими же радужными, как раньше.

Проснулся Петр от громкого звонка в дверь. Он посмотрел на часы. Они показывали 7:50. «Наверное, это Дмитрий Анатольевич» – подумал Петр. Одиночные звонки перешли в единый продолжительный звук. Вероятно, звонящему надоело ждать. Соскочив с дивана, схватив штаны и одевая их на ходу, Петр побежал к входной двери. Открыв её, он увидел своего коллегу по работе, одетого в непромокаемый рыбацкий костюм. Радушная улыбка на лице Дмитрия Анатольевича сменилась на выражение полного непонимания – Петя, я не понял! Я же тебе русским языком сказал – в 8:00 – как штык. Кому говорил? Еще не одет. Да ты только посмотри, какая погодка выдалась! На сборы три минуты. Жду в машине.

Последние слова Дмитрия Анатольевича Петя услышал уже в своей комнате. «Хорошо, что с вечера собрался и все вещи приготовил» – отметил он про себя. Быстро одевшись, Петр выбежал на улицу. Светило яркое солнце. Небо было голубым и безоблачным. Сопки радовали глаза обилием зелени. На изумрудной траве кое-где еще блестели капельки росы. Амур размеренно и величественно нес свои воды. А Дмитрий Анатольевич уже сидел в машине и махал ему рукой. Молодой человек положил рюкзак и снасти в багажник и занял место в салоне. Звук заведенного двигателя словно дал знать, что путь на рыбалку начался.

Почти половина пути прошла в молчании. Дмитрий Анатольевич все это время внимательно следил за дорогой, и в конце концов первым решил завести разговор. Долгое молчание тяготило и его.

– Ну, что, Петр ты так отчаялся из-за этого конца света?

Молодой человек не сразу собрался с мыслями. Немного погодя, он ответил.

– Да не отчаиваюсь я. Я просто пытаюсь найти выход. Он обязательно должен быть.

– Успокойся ты, Петя. Что природой намечено, то и будет. Человек не в силах этого изменить. Люди – не Боги. В будущем, возможно, человек и научится природой управлять и погодой. Хотя теперь было бы правильнее сказать – научился бы, – закончил Дмитрий Анатольевич в задумчивости. Он более тридцати лет проработал на метеостанциях и знал о погоде почти всё. К его профессиональному мнению всегда прислушивались.

– Знаете, о чём я больше всего жалею? Я жалею не о том, что мы скоро можем умереть, а о том, что мы не дадим жизнь нашим ближайшим потомкам. Я жалею о том, что наши дети и внуки не смогут взглянуть на жизнь так же, как мы. Им просто не хватит на это времени. Возможно, что его осталось совсем мало. Мы уже повидали этот свет. Узнали счастье и радость, видели горе и боль. А они еще совсем зеленые, и могут умереть в таком юном возрасте, толком и не начав свою жизнь. Мне жаль их, а не себя. Будь моя воля, я сделал бы так, что бы умерли только мы, но не дети.

Дмитрий Анатольевич посмотрел на Петю с большим уважением. Ему всегда нравился Петр своей рассудительностью.

– Петя, Петя! Твои слова бы, да Богу в уши! Но я думаю, что все то, что происходит на Земле, было спланировано уже давным-давно каким-то высшим разумом. Смерть одного вида приносит жизнь другому. Ведь если бы в свое время на Землю не упал бы метеорит, и динозавры остались бы жить, то вряд ли млекопитающие смогли бы достигнуть такого уровня развития и никогда бы не превратились в людей. Так что, дорогой Петр, наша смерть тоже необходима для того, что бы жизнь на Земле продолжилась. Если конечно после всего этого от Земли что-либо останется?

– Послушайте, Дмитрий Анатольевич, что за пессимистические настроения? Мне этого не понять! Мы должны стиснуть зубы и сражаться за нашу жизнь. Неужели вы, умный и опытный человек, знаток законов природы, смирились с тем, что через какое-то время нас и все человечество просто-напросто может стереть с лица Земли?

– Послушай, Петя. Хватит говорить об этом. Тем более, что мы с тобой уже приехали. Посмотри, красота какая вокруг. Выгружайся! Я тебе сейчас такие места покажу.

Мужчины вышли из машины, немного размяли затекшие ноги. Петр по достоинству оценил красоту места, где они находились. Это был практически первобытный лес, который никогда не слышал стука топоров. Взяв снасти и рюкзаки, они двинулись к реке. Погода действительно выдалась на славу. Достав удочки и забросив их в воду, Дмитрий Анатольевич и Петр удобно устроились на берегу. Клев был потрясающий. Мужчины сразу же забыли о своих последних измерениях и исследованиях, которые сулили такие неблагоприятные изменения в погоде. Дмитрий Анатольевич слыл еще и прекрасным знатоком «рыбных» мест. И судя по всему это было правдой. Рыбаки много смеялись, шутили, обсуждали оптимистические темы. На время они забыли о приближающемся конце света. Их полностью увлекла рыбалка.

Но полностью забыть о надвигающейся опасности было невозможно. Петру казалось в последнее время, что люди что-то чувствуют. Ведь много разговоров ходило о возможном конце света. И было заметно, как изменилось поведение и поступки некоторых его знакомых за последний месяц. Люди словно пытались исправить свои ошибки, которые они совершали в течении всей своей жизни. Кто-то уехал навестить своих родителей, которых не видел слишком долго. Другие ехали к своим детям и внукам, чтобы увидеться с ними и постараться наладить испорченные когда-то родственные отношения. Люди старались исправить свои ошибки, для того чтобы попасть в рай после грядущего конца света. Хотя большинство людей и говорило о том, что не верит в Бога, все равно все старались сделать всё возможное, что бы попасть в такое прекрасное место, как рай и там встретиться со своими родными и близкими.

Солнце начало садиться. День близился к концу. Рыбаки, довольные собой и хорошим уловом, начали собираться домой. Собрав свои пожитки, мужчины двинулись в сторону машины.

– Иди, Дмитрий Анатольевич, я тебя догоню. Постою немного, закатом и рекою полюбуюсь, – сказал Пётр.

– Хорошо, Петя. Догоняй. Жду тебя в машине.

Сложив всё в багажник, Дмитрий Анатольевич запрыгнул в машину. Петр стоял на берегу Амура, с любовью и тоской смотрел на красивый закат. Опять нахлынули грустные мысли. Он подумал о том, что грядущие перемены в погоде в скором будущем могут принести страшные перемены в жизни человечества, и от этой красоты может не остаться ничего. И даже страшно было подумать, что же произойдет с людьми. А пока закат был все так же красив. Сопки все так же величавы, а Амур спокойно и размеренно нёс свои воды. Было тихо и спокойно. И лишь легкий ветерок шелестел листвой в кронах высоких деревьев. Петя с грустью вспомнил своих родителей, умерших довольно рано. Стало горько от того, что эти, возможно последние дни они никогда не смогут провести вместе. Подумал он и о том, что до сих пор не встретил ту, единственную, с которой бы ему хотелось провести всю свою жизнь.

Может быть Петр считал, что не сделал в своей жизни самого главного. Он никогда не был тщеславным человекам и не гнался за славой и известностью. Но сейчас молодой человек думал только о том, как спасти человечество от грядущей природной катастрофы. До пика сейсмической и солнечной активности оставалось все меньше и меньше времени.

Хотя все же та единственная была в его жизни – Марина Иванова, его бывшая одноклассница. Довольно много времени они проводили вместе. Именно с ней он узнал, что такое первый поцелуй. Жили они по соседству, очень хорошо учились. Все вокруг считали их прекрасной парой и думали, что дело скоро закончится свадьбой. Но окончив институт, они разъехались в разных направлениях и так до сих пор, ни разу не позвонили друг другу. У Петра и сейчас в сотовом оставался номер её телефона. Да и Марина, вероятно, сохранила его телефон. Но они так и не решались позвонить друг другу. Иногда, долгими осенними и зимними вечерами на Петра, словно что-то находило, и он подолгу пересматривал книгу контактов в своем сотовом телефоне, вспоминая людей, указанных там. Всегда подолгу останавливался на номере с пометкой «любимая», но что-то останавливало его сделать звонок, хотя очень хотелось услышать знакомый и приятный голос. Петр сразу же убирал телефон в сторону. Нет, он не считал себя одиноким человеком. У него была интересная и любимая работа. Рядом с ним были его друзья – метеорологи, геологи, гидрографы и лесники, и, конечно же, Дмитрий Анатольевич. Вместе с ним Петр проработал уже почти десять лет. Он был многим обязан этому пожилому человеку.

Вдруг где-то в стороне Петр услышал странные звуки. Они не были похожи ни на что. Он немного испугался и был ошарашен – звуки раздались слишком неожиданно для него, и их происхождение было непонятно, хотя Петр и не был новичком в лесной жизни и много о ней знал. Он стоял и гадал: идти ли в сторону этих непонятных звуков, или нет. Ему было и страшновато и интересно одновременно. Любопытство, в конце концов, взяло верх и он начал осторожно подниматься в сопку в сторону излучины реки. Деревья постепенно поредели, а звук понемногу усиливался – Петр приближался к его источнику. Вдруг он увидел непонятный силуэт. Это был то ли человек, то ли животное. Начало смеркаться, и сквозь стволы деревьев было трудно разглядеть что-либо. Это существо странно пританцовывало и что-то напевало. Было нечто мистическое в этом танце. Это существо словно сливалось с природой и составляло с ней единое целое. Петру стало жутковато, но и любопытство не оставляло его. Он подошел еще ближе. Странное существо повернулось к нему лицом. Нет, это было не животное. Это был человек, одетый в костюм, расшитый национальными нивхскими узорами. В одной руке у этого человека был большой бубен, а в другой он держал палку, которой и ударял в бубен. Почему же силуэт издали казался странным? Все дело в том, что на капюшоне у этого человека были два остроконечных выступа, которые можно было принять за уши волка или собаки. А сам капюшон был сделан в форме головы дикого животного. Работая здесь, на Нижнем Амуре, Петр часто сталкивался с коренным населением этих мест. Он неплохо знал их обычаи, слышал их песни, но такой танец и костюм он встречал впервые. Петр вплотную подошел к странному человеку и первым протянул руку:

– Здравствуйте.

Старый нивх посмотрел на Петра с недоверием, но все же протянул ему свою руку:

– Доброго здоровья. Меня зовут Узгун.

– А я, Петр. Позвольте полюбопытствовать, кто вы и чем это вы тут занимались? Меня просто заворожил ваш танец и странная музыка. Ваши движения показались мне такими пластичными. Я даже не сразу понял, что вижу перед собой человека.

Старый нивх положил бубен и палку на землю, немного ухмыльнулся и потер руками свою седую бороду. Его лицо было исчерчено множеством глубоких морщин.

– Я вижу, молодой человек, что тебе действительно интересно это. Возможно, тебе приходилось слышать о нивхских шаманах? Так вот, я один из последних, кому знакомо это нелегкое ремесло. Раньше в этих местах среди коренных народов шаманов было гораздо больше.

– Так вы – шаман? Я читал об этом в книгах, но впервые встречаю настоящего шамана – почти с восторгом сказал Петр – А что же Вы делали только что?

– Неужели непонятно? Мой шаманский ритуал посвящен обращению к природе. Я помню, раньше многие люди на Нижнем Амуре могли разговаривать с природой. Поэтому и природа была более благосклонной к нам. Люди ценили природу по достоинству, оберегали ее и относились к ней, как к самому дорогому и близкому. Сейчас все по-другому. А природу обижать нельзя. Она долго терпеть не сможет. Во время своего танца я просил у Бога Природы побольше рыбы, ведь она является для нас источником силы. И судя по Вашему улову, он услышал меня.

Петр и в самом деле никогда не встречал такого клева. Улов действительно был прекрасным. Рыбы было так много, что они почти не успевали следить за своими снастями. Петр и Дмитрий Анатольевич оставили себе по одной удочке и получали удовольствие от рыбалки. И сейчас он понимал, почему дело обстояло именно так. Петр особо никогда не верил ни в какие высшие силы. А тех людей, которые говорили о том, что видели летающие тарелки или рассказывали о том, что в их доме появились призраки, он называл безумцами и не относился к ним серьезно. Если он видел таких людей по телевизору, то считал, что они просто хотят получить свою порцию славы и хоть какую-то известность, не прилагая к этому никаких усилий. Но сейчас Петр поверил в то, что существуют какие-то высшие силы. Он вспомнил о том, что сам читал в книгах про то, как раньше люди просили у неба дождя, для хорошего урожая, просили удачной охоты, для того, что бы у них была пища. Создавалось впечатление, что люди действительно могли разговаривать с Природой. Грядущие глобальные изменения натолкнули Петра на мысль, и он задал вопрос старцу:

– Узгун, а не можете ли Вы предсказывать погоду на несколько месяцев вперед и предвидеть стихийные бедствия?

Старый нивх загадочно улыбнулся и ответил: – Могу. Я неплохо разбираюсь в людях и вижу, что вам можно доверять и говорить с вами об этом. Я знаю, что 30 сентября в наших краях может произойти страшное землетрясение. Это событие даст начало новой жизни, а люди могут кануть в никуда. Такие вещи происходят постоянно, через промежутки времени в несколько миллионов лет. Старые шаманы называли это круговоротом жизни. Более слабые и менее приспособленные к жизни в окружающей среде существа погибают, но открывают жизнь другим, более сильным и приспособленным. К сожалению, погибнуть можем мы – люди. А новые существа, которые будут населять нашу Землю, после удара стихии будут существами с чистой энергией, ведь только они смогут жить на планете с такими экологическими условиями. Что с вами, молодой человек? Почему Вы так побледнели?

Петр обомлел. Их измерения и наблюдения на метеостанции были секретной информацией. И об этом никто не знал из обычного населения. А тут Петр услышал от шамана точную дату этого трагического события.

– Уважаемый Узгун, я не ожидал услышать от Вас такое. На метеостанции мы делали измерения и вели наблюдения за изменениями земной коры и за активностью солнца. Но с такой точностью, как вы, мы не могли предсказать предполагаемую дату этого страшного события. Скажите, а с помощью своих танцев и ритуалов, поговорив с природой, не могли бы вы предотвратить это событие?

– Предотвратить? Кхе…Вы, люди, живущие в больших городах, совсем позабыли язык природы и даже не стараетесь вспомнить его. Вы закатали себя в асфальт и бетон, обложились мусорными свалками, вылили в моря и реки большое количество нефти. А про вырубленный и выжженный лес я и вспоминать не хочу. Так вот, погибнут люди забывшие язык природы. А вот мы, нивхи, которые еще помним этот язык, останемся жить, и уживемся даже с новыми существами, которые будут населять Землю после этого.

– Простите, вы сказали – язык природы? – с удивлением спросил Петр старого шамана.

– Да, язык природы. Понимаете, на заре человечества с природой мог общаться каждый человек. Он понимал язык деревьев, разговаривал с растениями, общался с животными. Люди жили в мире с природой. От матушки-природы люди брали только то, что было им необходимо для жизни. А сейчас все изменилось. Люди отдалились от природы и стали считать себя ее хозяевами. Но они не правы! Человек начал истреблять своих меньших братьев для наживы, вырубать леса и варварски относиться к Земным недрам, безжалостно губить рыбу. А посмотри, что стало с нашим Амуром. А ведь не так давно предки наши пили чистейшую амурскую воду. Забыл человек язык Природы, забыл. Но Природа долго терпеть не сможет. Она и так начала показывать человеку зубы. Мы, люди, живущие в лесах, еще помним этот язык и прекрасно общаемся с природой, и именно благодаря ему сегодня я вызвал столько рыбы.

Петр был в недоумении. Его мировоззрение буквально перевернулось за несколько минут общения со старым шаманом. Он понял, что все это время прожил не так. Молодой человек задал Узгуну вопрос:

– А вы можете кому-либо передать свои знания и научить языку Природы?

– Хм… Я понял, что вы имеете в виду себя?

На это Петр утвердительно кивнул головой.

– Сейчас не каждый человек способен овладеть этим языком. Но вас, молодой человек, думаю смогу научить. Я вижу, что у вас чистая душа, и вы очень любите природу. Для этого вы должны отказаться от всех благ и многих достижений современной жизни. Готовы ли вы к этому?

– Да, я готов. Я бы попросил у природы второй шанс, и дать возможность человечеству прожить еще несколько миллионов лет.

– Значит, ты все-таки хочешь попытаться предотвратить этот удар стихии? – Узгун с уважением посмотрел на стоящего перед ним молодого человека.

– Да. Мне бы очень хотелось сделать это. И в большей мере не для себя. Хочется, что бы и наши потомки так же вдохнули этот прекрасный чистый воздух. Что бы они так – же как и наши предки, могли наслаждаться вкусом чистейшей родниковой и речной воды. Что бы они смогли любоваться красивым закатом и прекрасным восходом солнца. Что бы они слушали пение птиц и восхищались красотой леса…

– Я все понял, – перебил Петра старый нивхский шаман, – знаете, а вы мне очень нравитесь. Давно в своей жизни я не встречал такого самоотверженного молодого человека. Пожалуй, я смогу вас научить. Но вы приехали сюда не один. Вашего друга зовут Дмитрий Анатольевич, не так ли? Вы должны сказать ему, что никуда отсюда не поедете. Но сделайте это так, что бы не обидеть его. Ведь мы должны жить в мире со всеми. Думаю, что у вас все получится.

После этих слов старого шамана Петр, словно под гипнозом, направился в сторону машины, на которой они приехали на рыбалку.

– Ну, Петя, наконец-то. Куда ты провалился? Знаешь, сколько времени тебя не было? Давай в машину. Поехали.

– Послушай, Дмитрий Анатольевич, я не поеду с тобой обратно.

-Ты что, Петя, совсем с ума сошел. Как это не поедешь? Что с тобой произошло?

– Дмитрий Анатольевич, послушай меня. Мы с тобой знаем друг друга очень давно. Я должен остаться здесь. А ты должен мне доверять.

Дмитрий Анатольевич ничего не понимал:

– Да я тебе доверяю, Петя. Но не должен ведь я бросать тебя здесь, в лесу, одного. Мы уехали очень далеко.

– Дмитрий Анатольевич, прошу тебя, успокойся. Мне так надо, ты должен поверить мне. Мы с тобой еще обязательно встретимся, дружище.

Старший товарищ внимательно посмотрел на Петра: – Ты уверен в этом? Не будешь сожалеть о своем поступке?

– Я должен сделать это. И вот еще, Дмитрий Анатольевич. Возьми мой сотовый телефон и сохрани его. Когда я вернусь, мне надо будет сделать один очень важный звонок.

– Хорошо, Петя. Возвращайся обязательно. Удачи тебе, – сказал Дмитрий Анатольевич и протянул руку своему другу. Пожав руки, они слились в крепком мужском объятии. После этого метеоролог сел в машину, и, не оборачиваясь в сторону Петра, уехал. Молодой человек стоял у обочины и смотрел вслед удаляющегося автомобиля, который увозил его друга.

– Не отчаивайся, Петр. Вы еще обязательно встретитесь. Поверь мне, – это был голос Узгуна. Он стоял на опушке леса с бубном и палкой в руках. – А теперь подойди ко мне.

Петр подошел к старому шаману. На лес опустились сумерки.

– Отныне ты не человек. Ты не раб техники и больших мегаполисов. Слушай свое сердце. Теперь ты настоящее дитя Природы, которое может жить с ней в мире.

Так началась новая жизнь Петра. Жизнь, в которой он начал изучать и понимать язык Природы. Утром Узгун дал молодому человеку новый костюм, в котором он должен был провести свой первый ритуал. Этот костюм был очень похож на тот, в котором Петр впервые встретил старого шамана и идеально подходил ему по размеру. На протяжении двадцати дней мужчина пытался изучить язык Природы. Он внимательно выполнял все то, что говорил ему старый нивх. Петр был хорошим учеником. В конце концов, у него что-то начало получаться. Узгун хвалил его и был доволен его успехами

– Петр – ты один из самых лучших моих учеников. Я доволен тобой. Если человек хочет чему-то научиться – у него обязательно получится. А твое желание велико.

Прошло еще несколько дней. Петр научился вызывать отливы и приливы, жару и холод, мог притягивать рыбу, вызывал дожди. Он уже начал разбирать слова из шелеста листвы деревьев и кустарников. Однажды Петр отчетливо разобрал слова, пробегающего мимо него зайца, и понял каждое слово в песне лесной птицы. Звери и птицы стали подходить и подлетать к нему совсем близко. Петр понял, что теперь он слышит природу, слышит голоса растений, голоса земли, голоса птиц и животных. Он стал настоящим дитем Природы, как и говорил старый шаман.

Но все это время Петр помнил о том, грядет страшное землетрясение. Наступило 20 сентября. До конца света оставалось всего десять дней. Узгун на костре варил уху. Петр подошел к нему и спросил:

– Уважаемый Узгун, могу ли я сегодня обратиться к Природе и попросить ее отложить конец света?

– Нет, Петр, не готов ты еще. Мало в тебе шаманской силы. Не всему ты еще научился. А я уже стар, что бы такие разговоры с Природой вести.

– Но я должен попробовать – времени совсем мало остается. Я должен уговорить Природу.

Узгун внимательно посмотрел на своего ученика. За это время он привык к Петру и вкладывал всю свою душу в его обучение. Он прекрасно видел, что с таким отношением к жизни и Природе молодой ученик сможет добиться многого.

– Хорошо, Петр. Присаживайся. Я поработаю с тобой, – и Узгун начал свой шаманский танец, начал бить в старый бубен и петь свою песню. Петр внимательно следил за ритуалом старого нивха. Но вскоре в глазах у молодого человека все поплыло. Стволы многолетних сосен, окружавшие их, слились в одно огромное дерево. Земля, кое-где покрытая уже пожухлой, осенней травой, стала вдруг ярко-зеленой. Петру показалось, что он очутился в другом, неизвестном ему мире. Где-то далеко от себя, словно во сне, Петр услышал знакомый ему голос:

– Иди к Великому дереву.

Петр встал на ноги. Немного постоял и пошел. Он делал свои первые неуверенные шаги по миру духов. И молодой человек дошел до этого Великого дерева. Подойдя ближе, он почувствовал, как дерево притягивает его к себе. Петр дотронулся рукой до толстой ветви и словно услышал зов сверху. Он начал взбираться вверх по дереву, от ветки к ветке. Дерево было настолько высоким, что Петру показалось, что он уже видит лицо Бога Природы. И в этот момент ветка, за которую он держался, буквально растворилась в его руках, и, потеряв опору, он полетел вниз. Петр видел, что высота, с которой он падал, была очень большой, и простой человек скорей всего бы разбился после падения.

– Ты еще не готов, – услышал Петр вдалеке голос Узгуна. Ученик старого шамана открыл глаза и увидел, что старый нивх опять исполняет свой ритуал.

– Ну вот и все. Ты опять в обычном состоянии. Ты многому научился – я горжусь тобой. Но не готов ты еще к такому испытанию. С природой ты научился разговаривать, молодец. А вот с Богом Природы рано тебе еще общаться. Поторопился я, такому испытанию тебя подвергнуть. Петр, я больше ничему не смогу научить тебя. Ты стал настоящим Дитем Природы. И я уверен, что когда-то ты сможешь поговорить даже с Богом Природы. У тебя все обязательно получится.

– Узгун, что вы такое говорите? Может быть нам стоит продолжить обучение?

– Нет, Петр. Я знаю, что говорю. На этом расходятся наши пути. Прощай, – сказав это, старый шаман хлопнул своего ученика по плечу, повернулся и пошел вглубь леса. Петр хотел окликнуть Узгуна, но тот словно растворился, исчез среди деревьев. Этот старый нивх был настоящим человеком, который умел слышать и слушать природу, понимать ее. Теперь Петр остался в лесу один. От общения с природой он словно набирался сил.

Судный день приближался. До него оставалось всего два дня. Петр решил вернуться в город, что бы увидеться с самыми дорогими для него людьми. Всю дорогу он прошел пешком. После жизни в лесу такие расстояния его не пугали. Петр прекрасно ориентировался и местами шел лесом, срезая дорогу. Шел и слушал разговоры птиц и животных. И вот впереди появилась метеостанция, которая располагалась на самой окраине города. Петр открыл дверь и вошел вовнутрь. Навстречу ему вышел Дмитрий Анатольевич.

– Петя! Ты вернулся! Как я рад! Давай, проходи, рассказывай. Так долго тебя не было. Чем же ты занимался все это время?

– Долго рассказывать, Дмитрий Анатольевич. Ты сохранил мой телефон? Дай мне его, пожалуйста, -начальник метеостанции достал из ящика стола телефон и протянул Петру.

– Спасибо тебе, Дмитрий Анатольевич за то, что ты сделал для меня. Мы с тобой были отличными друзьями.

– Подожди Петя. Но что же все-таки ты делал в лесу?

– Сейчас не время говорить об этом. Я расскажу тебе потом, после конца света, – с этими словами Петр развернулся и пошел к выходу. Дмитрий Анатольевич стоял и недоуменно смотрел вслед уходящему молодому человеку. Он не мог понять это выражение «после конца света». Он смирился со своей участью и ждал того дня, когда произойдет страшный удар стихии. Но он не мог не заметить перемен, которые произошли с его младшим товарищем за это время. Дмитрий Анатольевич увидел, что это уже не тот молодой человек, который не знал, что предпринять. Он видел человека, уверенного в себе и своих силах, и хорошо зная Петра, его любовь к жизни и его желание помогать всегда людям, в душе у пожилого метеоролога промелькнула мысль о возможном спасении. Теперь уже Дмитрий Анатольевич видел в молодом мужчине человека, твердо знающего, что ему делать. Он чувствовал, что Петр способен спасти их.

Молодой человек вышел из метеостанции и отправился в свою квартиру. Как же он отвык от всех достижений технического прогресса. Живя в лесу, он прекрасно обходился без всего этого и начал понемногу забывать, как пользоваться этими новшествами. Он достал из кармана телефон и, в конце концов вспомнил, что надо делать. Открыв книгу контактов и просматривая ее, под буквой «Л» Петр нашел нужный ему телефон – «любимая». Руки плохо слушались его, со лба стекали холодного капельки пота. Он так никогда и не позвонил по этому номеру после их расставания. Но сделать это сейчас было необходимо. Ведь он так и не сказал очень важные слова дорогому для себя человеку. До страшного дня оставалось совсем мало времени. И даже Петр сейчас не знал, получится ли у него добраться до Бога Природы и чем закончится их разговор, сумеет ли он спасти этот мир или нет.

Молодой человек набрал номер. В трубке пошли гудки. Потом послышался ответ:

– Алло – это был он, голос Марины. Такой же мягкий и нежный, как и тогда.

– Марина, здравствуй. Это я – Петр.

– Здравствуй. Я узнала тебя. И все-таки ты позвонил. Что в твоей жизни нового?

– Ничего нового, все по-прежнему. Знаешь, мы не разговаривали с тобой больше десяти лет, хотя все это время я думал о тебе. Ты слышала о том, что может произойти через два дня?

– Да, конечно. Это очень страшно.

– Марина, я бы очень хотел провести эти два дня с тобой. Все это время я хотел сказать тебе о том, что очень люблю тебя. Наверное, надо было сделать это гораздо раньше.

– Петя, дорогой. Я так ждала этих слов. Но сейчас мы далеко друг от друга. После института мы с родителями уехали в Москву. Теперь я живу здесь. А ты, насколько я знаю, живешь и работаешь на Дальнем Востоке. Тебя всегда тянула малоосвоенная земля и дикая природа.

Петя, я не замужем. Я так и не встретила более достойного человека, чем ты, и все это время думала о тебе.

– Марина, я хочу тебе сказать, что если мы переживем конец света и останемся живы, мы обязательно должны встретиться с тобой.

– Конечно, родной. Я даже готова переехать к тебе, на Дальний Восток.

– А я, моя милая, готов переехать к тебе, в Москву. Марина, все-таки я думаю, что конца света не будет. Мы с тобой обязательно встретимся. До свидания, – и Петр положил трубку телефона.

А Марина до конца дня ходила и думала о разговоре с дорогим для себя человеком и надеялась на то, что все будет именно так, как сказал Петр. Но она даже и догадываться не могла, что же решил он сделать.

Наступил судный день. Всю ночь Петр не спал – мысли о разговоре с Богом Природы будоражили его. Готов ли он? Все ли у него получится? А захочет ли с ним говорить Бог Природы?

В полдень Петр почувствовал первый толчок. Полы под ногами задрожали. «Началось» – подумал он и выбежал на улицу. Ветер резко усилился. Его порывы клонили деревья и срывали пену с амурских волн. На реке сильно штормило. Из домов во дворы с ужасом выскакивали перепуганные люди. Петр видел, как небо сначала потемнело, а потом стало ярко красным. Толчки уже не прекращались. Землю трясло постоянно. В городе воцарился ужас. Кирпичные здания и даже небольшие деревянные дома ломались, словно игрушечные. Ветер был такой силы, что легко вырывал из земли деревья и телеграфные столбы. На его глазах было опрокинуто несколько автомобилей. Люди вокруг Петра бегали и не находили себе места. Они не знали, где можно спрятаться от всего этого ужаса. Везде их ждала опасность.

Петр вышел на небольшую полянку и присел на землю. Он прикрыл свои глаза и запел про себя шаманскую песню, которой он научился у старого Узгуна. Ему было необходимо принять то состояние, благодаря которому он впервые увидел лицо Бога Природы. Земля везде была покрыта глубокими трещинами и разломами, и только вокруг Петра все было, как и прежде. Он открыл глаза и поднял их вверх, на небо. Небосвод над ним прояснился, а может быть, это ему просто показалось. И он опять закрыл глаза. Перед ним все поплыло. И вдруг Петр увидел знакомый ему призрачный пейзаж: вот оно – Великое дерево и вокруг него ярко зеленая трава. У него получилось – Петр оказался в нужном ему состоянии и опять попал в мир духов. Он почему-то вспомнил лицо Узгуна. Петру показалось, что старый шаман улыбнулся ему. И вот, как и прежде, молодой человек встал на ноги и пошел к Великому дереву. Земля под ногами была покрыта ярко зеленой травой. На ней не было трещин, но казалось, что она все время уходит из-под ног. А вот и Великое дерево. Оно опять притянуло Петра к себе. Он взялся за ветку и начал карабкаться вверх по стволу, от ветки к ветке, от ветки к ветке. Дерево казалось еще более высоким, чем в прошлый раз. Взбираться вверх было очень тяжело. Сверху послышался шепот – «Иди ко мне, иди ко мне…». Ветки становились все тоньше и тоньше, а до макушки дерева еще было далеко. Петр посмотрел вниз, страха у него не было. Он продолжил свой путь наверх. Вдруг ветви растворились, как и в прошлый раз. Но сейчас он не упал, а лишь плотно обхватил ствол руками. Петру показалось, что он стал гораздо легче и у него появились дополнительные силы. Молодой человек продолжал взбираться по дереву выше и выше. Он поднял голову и увидел, что ствол Великого дерева уходит прямо в небо. И вдруг, среди облаков Петр разглядел то самое лицо, которое он уже видел однажды:

– Зачем ты пришел сюда, Дитя Природы? – спросило оно.

Петр растерялся. Он так много думал об этом разговоре, и вот он находится в одном шаге от того, кто может решить сейчас судьбу Земли и человечества. Петр понял одно – медлить нельзя. Перед глазами промелькнула ужасная картина, которую он видел несколько минут назад там, внизу: разрушенные до основания дома, вырванные с корнями многолетние деревья, страшные разломы в земной коре и смерти множества людей. Сейчас или никогда! Петр был тверд и решителен, но не груб. И он без страха в глазах ответил на этот вопрос.

– Я один из тех, кто может погибнуть сейчас там, на Земле. Но я хочу это изменить. Я не знаю, как правильно обратится к Вам. Но прошу Вас, выслушайте меня, пожалуйста. Дайте людям еще один шанс – остановите этот кошмар. Люди заслуживают это – поверьте мне.

– Люди заслуживают это? А знаешь ли ты, чего я натерпелась из-за людей? Я долго терпела. Я жалею сейчас о том, что круговорот жизни когда-то уничтожил динозавров и первобытных людей. Да, они не построили такие цивилизации, как вы. У них не было таких огромных городов и этих гигантских заводов, которые не дают мне дышать. Но они были более благосклонны по отношению ко мне, они ценили и уважали меня. А что сделали вы? Вы вырубили все волосы на моем теле, загрязнили мою кровь, перемешав ее с отходами вашей жизни, вы пробурили во мне страшные язвы. На моей коже вы понастроили огромные наросты, которые все разрастались и разрастались. Все это я еще могла перетерпеть. Но когда вы, люди, начали жестоко вынимать мои внутренности и делать из них украшения для себя, это окончательно вывело меня из себя, – Петр слушал эти слова с болью в сердце. Все это было чистой правдой.

– Послушайте, извините нас, пожалуйста. Я готов извиниться перед Вами за всех людей. Мы никогда не думали о том, что весь этот технический прогресс приносит Вам столько боли. Мы не думали о том, что Земля, это единый организм и живое существо. Но я донесу это до людей, и они обязательно изменят свое отношение к Вам.

– Ты думаешь, что сейчас разговариваешь с Землей? Видимо и вправду человеческий разум слаб, чтобы понять, кто я. Я не Земля. Ты ошибся. Я не очень верю твоим словам. Главное, что бы круговорот жизни не прекращался. Если сейчас оставить жизнь человечеству, то другие, более низшие существа никогда не выйдут на более высокий уровень – у них не будет такой возможности. А это означает, что люди останутся здесь навечно.

– Но я прошу у Вас для человечества всего несколько миллионов лет. Подумайте сами, что было бы, если бы вы погибли, еще не родившись. Вы бы никогда не узнали вкуса этой жизни.

– Пожалуй, ты прав, Дитя Природы. Я, наверное, дам людям еще один шанс. Но если они не изменят свое отношение ко мне в течение этого промежутка времени, я больше никогда не буду так благосклонна к вам. А теперь прощай, смелый человек, прощай.

После этих слов лицо на небе закрылось облаком, а Петр оказался на поверхности Земли. Здесь было тихо и спокойно. Светило яркое солнце. Вокруг лежали обломки зданий, поваленные деревья, опрокинутые автомобили. Были жертвы среди людей. Но все-таки конец света не состоялся. Живые люди были рады тому, что все закончилось. Ведь по прогнозам ученых все было гораздо страшнее. Круговорот жизни продолжался. Люди с радостью смотрели друг на друга. Никто из них не обращал никакого внимания на Петра. Никто из людей и не думал, что все эти ужасы прекратились именно благодаря ему. Петр сделал это не ради славы – она была ему не нужна. Он просто хотел, что бы жизнь на Земле продолжалась. По-прежнему светило яркое солнце, Амур все так же величаво нес свои воды. По небу плыли белые облака. Одно из них сейчас закрывало того, с кем он разговаривал несколько минут назад. А Петр шел и думал о том, как встретится с Мариной, как увидится с Дмитрием Анатольевичем. Ему очень хотелось, что бы и его потомки увидели Землю, полюбовались ее красотой, увидели прекрасные закаты и восходы. Что бы и они видели прекрасных животных и красивых птиц. Что бы и они почувствовали вкус жизни на Земле. Он спокойно шел по Земле. Хотя кто-то другой на его месте, возможно, начал бы восхваляться. Навстречу человеку пролетела стайка птиц, и он понял каждое слово в их песне. Петр думал о том, что люди все-таки должны изменить свое отношение к Природе. Она, конечно же, очень терпелива. Но даже Природа не сможет постоянно терпеть нечеловеческого отношения к ней!